Кто-то сказал, что на Земле есть два места, где хоть раз в жизни надо побывать православному человеку: это Святая Земля и, если ты мужескаго полу, Святая Гора Афон. Гора Атос, как ее называют во всем остальном мире, кроме России, Атос с ударением на первом слоге, в отличие от героя «Трёх мушкетеров».

Во Святой Земле Бог сподобил своей милостью побывать ранее, и вот теперь пришла очередь этому загадочному, женщинам недоступному полуострову, длинной около 60 км, увенчанному на своей южной оконечности величественной вершиной, высота которой 2033 метра. Еще три метра добавляет металлический крест, воздвигнутый русскими паломниками. Крест этот, как говорят, страдает от частых ударов молний. Во время нашего приезда ( конец апреля – начало мая) путь на вершину был закрыт – там еще лежал снег (  издали очень красиво), а склоны мокрые и скользкие.

На территории самоуправляемой монашеской республики находятся 20 монастырей, а кроме того скиты, пУстыни, кельи, хижины-каливы – и несть им числа. Столица – Карея или Кариес, по-гречески. В столичном храме нам посчастливилось приложиться к едва ли не самой знаменитой иконе Афона – чудотворной «Достойно Есть».  На наш вопрос, та ли это икона, находящийся при ней седобородый монах, подняв указательный палец, внушительно и с ударением сказал: «Это настоящая «Аксион Эсти!», то есть не что-нибудь как!

Прибыв на пароме из Уранополиса ( приграничного Афону городка) в порт Дафни, мы на автобусе доехали в столицу Карею, а оттуда в Великую Лавру святого Афанасия, основателя Лавры, где приложились к его мощам. Там же, в Лавре , и переночевали. Ночевка в афонском монастыре всегда предполагает и участие в ночной службе. Благодать смешивалась с утомлением, а длительность службы, непонятный греческий язык ( все же стараешься сообразить, что поют и возглашают) погружала в состояние нереальное и возвышенное.

Из Великой Лавры мы пешком добрались до кельи о. Агафангела. Первая афонская тропа показалась нелегкой – жара, рюкзаки за спиной ( правда, очень помогали посохи), но когда я увидел самого о. Агафангела, спускающегося ко своей келье по этой же тропе да ещё нагруженного тяжеленными каменными блоками для строительства, стало стыдно за свое мысленное нытье. Вспомнился поэт : «Богатыри не вы», то есть, не я! Вот истинный афонский подвижник – трудом превращает пустыню в рай, при этом весьма образованный богослов, никак не кичащийся своими знаниями.

На второй день мы совершили изрядный пеший переход: через румынский скит Продром (Иоанна Предтечи), где нас не приняли на ночлег из-за наплыва паломников, но дали приложиться к святыням, до скита Кавсокаливия, где подвизался в свое время преподобный Порфирий.

Вкусив прелести пешего путешествия по крутым каменистым афонским тропам, мы передвигались в дальнейшем цивилизованно: на кораблях, катерах, лодках и автобусах. Это оказалось не менее романтично, но сохраняло силы для молитвы. Таким образом мы посетили монастыри: Хиландар, Дохиар, св. Пантелеймона, св. Павла, Дионисиат и еще один русский скит. О каждом можно рассказывать много, но это уже другой формат.

Русский монастырь св. Пантелеймона резко отличается от других грандиозностью размеров, капитальностью и новизной отреставрированных построек, роскошью и золотом Покровского храма, где проходили службы, обильной и вкусной трапезой. Отрадно было слышать церковно-славянский язык и дивное пение монашеского хора. Греческое пение другое, не всегда привычное для нашего уха, но прекрасно-молитвенное, когда проникаешься им. Особенно насладились мы пением в старом монастыре Дионисиат. Монастырь -крепость с башней, возвышающийся над морем. Наша келия нависала над глубокой,не меньше 70-ти метров в глубину, пропастью.

Афонские природа сурова, склоны каменисты, растительность скудна.  Вокруг некоторых монастырей возделаны виноградники  на террасах, растут оливки и лимонные деревья. Уйма ласточек!

Большое впечатление оставил русский скит и его обитатели. Трое монахов стали нам за короткое время родными. Старец, окормляющий эту обитель, к сожалению был в отъезде, но я успел хотя бы бегло пробежать глазами его книги. Он известный духовный писатель и поэт, его книгами занята целая полка в лавке Пантелеймонова монастыря, он несколько лет жил отшельником на Каруле в хижине, прилепившейся к отвесной скале. Не буду сообщать здесь название скита и имена его обитателей, охраняя их молитвенный покой. Я же полюбил их всем сердцем. Не хотелось бы, чтобы из-за наплыва паломников изменился дух этого места. А кого Пресвятая Богородица, чьим уделом является Афон направит, тот найдет. Здесь её волей и содействием случаются чудеса и удивительные встречи.

Интересно было побывать в местах и увидеть людей, описанных о. Александром Ториком в его книге «Флавиан. Восхождение»: отель Македония и его хозяин Стелиос, легендарный Янис из Дафни..

На обратном пути перед отлетом в Мюнхен мы посетили могилку новопрославленного преподобного Паисия Святогорца в женском монастыре Суроти и приложились к мощам св. Димитрия Солунского в его огромном соборе.

Навсегда впечатавшись в душу, закончилось наше путешествие. Здравствуй, родной Покровский храм! Мы вернулись к тебе немного другими, с новым духовным опытом.

P.S. Безмерно благодарен моим спутникам, уже бывавшим ранее на Святой Горе и без которых мое паломничество скорее всего не состоялось бы.

Свящ. Виктор.

К фотографиям