Отец Даниэль. Настоятель монастыря Панагия Миртиотисса. Остров Корфу.Место, куда мы направлялись, называлось Монастырь Божией Матери Миртиотиссы, по-гречески: Μονή Παναγίας Μυρτηδιώτισσας.

Все, что нам было известно из путеводителя было, что дорога туда путаная, на юг, монастырь открывается очень рано , днем закрывается до вечера и что насельником там одинокий монах о. Даниэль.

Сейчас остров Корфу располагает неплохой дорожной сетью, но очень плохими указателями. Часто небольшая табличка с названием очередного населенного пункта находится вовсе не с той стороны дороги, что вы ждете, да и само название написано только с оборота таблички и остается для вас невидимым.

Короче, выехав очень рано из северного поселка, нам пришлось поплутать, останавливаясь в придорожных тавернах и распрашивая местных греков. Излишне говорить, что эти задержки никоим образом не растраивали нас, остров одаривал за каждым поворотом редкостным видом, а корфиоты всячески старались объяснить правильный путь и обязательно пожелать нам „кала дромос“ – хорошей дороги.

Наконец мы добрались до места, о котором в путеводителе писалось следующее: „Бухта Миртиотисса. Если существует определение „Бухта твоей мечты“, так это здесь. Миртиотисса принадлежит к лучшим пляжам Корфу..“ и т.д.

Поначалу нам показалось, что мы опять заехали не туда – ведь пляжа здесь не существовало в природе, редкие дикие скалы, крошечные пятачки песка, смешаного с галькой под нависающими кустами мирта и тамариска. Даже развернуться в обратный путь машине было негде.

Но, подняв глаза ( почаще нам надо бы смотреть ввысь), мы увидели на крутом подъеме белые постройки с крестом, ничем иным, как нашей желанной целью – монастырем Панагии Миртиотиссы- они не могли являться.

O. Виктор разогнал нашу слабенькую Hyundai, и она как ласточка взлетела вверх прямо к монастырским воротам.

Здесь я сделаю маленькое отступление, расскажу очень коротко об истории этого монастыря.

Дату его возникновения точно установить сложно. Амвросиос Пактитис ( сперва служитель, а затем настоятель монастыря с 1892 – по 1956гг.) относит его создание к 16-му веку. Он рассказывает следующее:

Единственный сын персидского царя Албея, посланный отцом в Европу, по внушению Святого Духа принимает христианскую веру. После некоторого пребывания в Венеции он примыкает к православной общине и становится священником. Когда отец Даниэль (такое имя он принял в крещении ) узнает о чудотворных мощах Св. Спиридона, он прибывает на о.Корфу.

Однажды ночью, в церкви Св. Власиоса на Корфу, он задремал и ему было явлено, что он должен идти к горе Триалос, в местость, называемую Кондракас. Там он найдет пещеру, среди миртовых кустов, а в ней Икону Богородицы. В честь Божией Матери он построит в этом месте церковь. О. Даниэль подумал, что ему это просто приснилось. Но через несколько дней, завершив вечерние молитвы, он увидел в дверях церкви ангела, обращавшегося к нему строгим голосом: „ Ты поспешишь и сделаешь, что тебе сказано.“

В последующие дни отец Даниэль оседлав мула, карабкался по горам, расспрашивая крестьян о горе Триалос и местности Кондракас. Наконец-то он добрался до миртового леса и нашел вход в небольшую пещеру. Войдя в нее, он увидел среди камней образ Божией Матери очень древнего письма.

Таким чудесным образом бывший мусульманин стал основателем Монастыря Панагии Миртиотиссы.

Чудотворная Икона Панагии Миртиотисской приписывается руке самого апостола Луки и является великой святыней монастыря и всего православного мира.

В тот жаркий день раннего сентября, когда мы переступили порог монастыря, мы не знали что нам предстоит встреча с другим отцом Даниэлем, нынешним его наместником, тружеником и молитвеником.

В монастыре 3 церкви. Собственно главная, Панагии Миртиотиссы; пещера, где была обнаружена икона Богородицы и часовенка Серафима Саровского, нашего батюшку Серафима очень чтит отец Даниэль.

Мы прошли, благоговейно озираясь и ощущая себя в небесных чертогах. Запах жасминовых кустов, шалфея, еще каких-то неопределимых трав вносил свой вклад в наше состояние.

Первыми нас встретили кошки, коты, котята. Мы сели за большой деревянный стол и погрузились в созерцание. И только тут заметили невысокого молодого монаха в рабочем синем подрясничке, в типично греческой скуфье. Он ласково поздоровался, турнул кошку, заснувшую в хлебнице и предложил нам воды.

Так мы познакомились с отцом Даниэлем. После он проводил нас по монастырю, к чудотворной иконе, к пещере и часовенке. Отец Даниэль показал нам жилые помещения, старую давильню оливкового масла, которую он сам превратил в музей.

Отец Даниэль, сын греческих эмигрантов, родился в Дюссельдорфе, но служил в армии в Греции, работал туристским гидом, в том числе сопровождая группы и на святую гору Афон. Он 12 лет провел на Святой Земле, в Вифлееме. Он говорит на пяти языках, сейчас изучает русский. Он сам шьет себе облачения, занимается иконописью, а также строит, восстанавливая разрушенный монастырь. Он выращивает, кормит своих животных. В его монастырском раю живут множество кошек (они ловят ядовитых змей, как говорит он), собачки, гуси, куры, павлины, золотые рыбки а также ослик и пони. И за всеми он ухаживает и все живут счастливо и умирают своей смертью – он никого не употребляет в пищу. Каждая тварюшка имеет имя. „А как же. Ведь Адам всем зверям дал имя в раю“.

Отец Даниэль окормляет как священник ближайшие поселки.

. -Я не один,- говорит он – ко мне приезжают люди. Стали много русских приезжать. Вот племянник Путина был, банкир. Да многие еще. Вот вы же приехали.

Он показал нам толстую гостевую книгу. Действительно, записи на всех языках. И много по-русски. Одна из последних известного журналиста и фотографа Юрия Роста.

Мы с ним делаем сейчас книгу о монастыре. Юрий Рост много фотографировал здесь и помог монастырю. Сейчас я могу даже помощника для строительства  нанять.

-Зимой я здесь один. Дорога почти непроходима, да и штормы часто, – он показал нам фото, сделанное из окна кельи: свинцовое небо разорвано молниями.

– Это лето было очень жарким, хорошо хоть похорон не было. А то тут как начнут умирать, так один за другим.. А пляж, что вы искали, съело море..

Мы ходили за о. Даниэлем (вместе с нами ходили хвостиком кошки), слушали как он на чистом немецком языке, но с певучим корфиотским выговором, рассказывает нам о своем быте, о трудностях и радостях.

( -Когда я спускаюсь к морю окунуться, все павлины идут за мной..), мы смотрели ему в глаза, как бы немного обращенные к небу, а не к собеседнику, мы видели перед собой человека, живущего в согласии с самим собой, глубоко и чисто верующего и способного обратить этим непоказушным благочестием любого, вошедшего в его тихий мир.

Вода, что мы пили, оказалась „живая“. Отец Даниэль, улыбаясь сказал, что все отцы, служившие в этом монастыре, прожили долгую жизнь. Сто и более лет. -Это все вода, – сказал он. – Чудотворная.

Чистая, пахнущая неведомыми травами, несущая здоровье душе и телу. Как и сам отец Даниэль, скромный монах, верный служитель Богородицы Миртиотиссы.

К фотографиям